Подходит к завершению еще один год, именуемый в России и в Башкортостане Годом литературы. Он доказал нам, что богата земля наша поэтами, писателями, одаренными и творческими людьми. Что такое литература? Учебник жизни? Или же наличие творческих людей, которые выражают, по словам В.Белинского, "дух того народа, среди которого они рождены и воспитаны…»

Горький отмечал, что «в России каждый писатель был воистину и резко индивидуален, но всех объединяло одно упорное стремление — понять, почувствовать, догадаться о будущем страны, о судьбе ее народа, об ее роли на земле…». Именно им, поэтам земли русской, как богатырям времен Ильи Муромца, по силам справиться с тяжким, но прекрасным бременем – защитить честь своей Родины, сохранить ее величие, воспеть бесстрашие героев и восхититься умом, трудолюбием, совестливостью нашего народа.

Литература, писатель, нравственность — эзэбият, эзип, эзэп — в башкирском языке однокоренные слова, точно так же, как писатель (языусы) и судьба (язмыш).

Творческий мир художников пера Башкортостана был полон мыслей о прошлом, тревогами о сегодняшнем и заботами о будущем.

В их произведениях жизнь предстает в своем единстве и многообразии.

Вот эти имена: Акмулла, Шайхзады Бабич, Рами Гарипов, Мустай Карим и другие.

Они учат не только как писать, но и как жить, служить родному языку, Отечеству. Своим великим творчеством Мустай Карим «памятник себе воздвиг нерукотворный». Мудрые мысли народного поэта - близкие советники нашим соотечественникам. Для него основное богатство оказалось на поверхности земли. Это - идущее из глубины веков, испытанное трудностями, завоеванное победами, обогащенное мудростью, обогретое сердцем родство народов Башкортостана. «Берегите это сокровище!» - призывал он.

Оружие писателя, способное защитить добро и осудить зло, — это слово. Его честное, искреннее слово, очищенное болью души и взвешенное на весах совести.

« Не русский я, но россиянин»…

«Слово Мустая – хрустальный родник»


 

Все завершил…

И вот с рассветными лучами

Птиц выпускаю из своей груди…

Свое творчество, сердце и душу посвятил народу, Родине

М.Карим

 

Вот уже который год и без того чудесный октябрь обильно украшают мустаевские строки, а с тех пор, как он нас покинул, еще и воспоминания о нем. И каждую осень терзает тревога: столько сказали, столько вспомнили, но не иссякает источник его мудрости. Не прерывается. Для всех тех, кто, как и я, открыл его для себя. В любом случае, мустаевская мощь и обаяние пленяют раз и на веки. Поэт покинул нас. Но мы мечтаем погреться у «Солнца без шрама и трещины», которое завещал нам в наследство Мустай Карим, возможно, не подозревая, что таким Солнцем способна стать для нас его поэзия.

Каждый октябрь был в его жизни неповторим. Не обязательно радостен, было и не очень-то сытое детство, война, ранения, тяжелая болезнь... Но случались и торжества: вечера в оперном театре и встречи на Девичьей горе... Нынешняя осень претендует на сборник Мустая Карима на русском языке под названием «Покатилось сердце мое...», в который вошли стихи о времени и любви. Кроме того, открылись новые сведения, еще раз обозначившие стойкие грани мустаевской натуры: верность, порядочность, деликатность.

В любви, даже счастливой, всегда таится печаль, а всякая печаль — от чувства уходящего времени. Оттого так тесно, порою даже трагически, они связаны — любовь и время. Одним и тем же кругом проходят они — весну, лето, осень и зиму. И разве нет у любви ясного доверчивого утра, жаркого полудня, переходящего в красный грустный закат, и не сменяет ли его ночь печальных воспоминаний или горьких терзаний?

Оттого и грустна книга «Покатилось сердце мое…», первый посмертный сборник лирики Мустая Карима. А ее он писал до последних своих дней.

Ты пишешь мне в печали и тревоге,

Что расстоянья очень далеки,

Что стали слишком коротки и строги

Исписанные наскоро листки…

Любимая, ты помнишь об Урале,

О синих далях, о весенних днях,

О том, как мы однажды любовались

Цветами, выросшими на камнях?

Покатилось сердце моё

Кругленького, кругленького, моего клубка не встретил ли, дяденька?

Из сказки

Я напасть надеялся на след

Той, которой краше в мире нет!

На дорогу бросил не клубок —

Сердце покатил средь ста дорог.

Не клубок катился впереди —

Сердце, что рванулось из груди.

Ты песнь любви по бревнышку,

как дом,

Не разбирай: не соберешь потом.

Да можно ли, годится ль вновь и вновь

Чинить и перекраивать любовь?

Пускай живет в биении сердец

Такой — как сотворил ее Творец.

А сейчас я…

Очищен от грехов и прегрешений,

И ангелы спят на плечах моих…

 

Правда, спрашивал себя иной раз: «Не грех ли это, старому человеку писать о любви?». И сам же себе отвечал: «Если и грех, то невелик. Говорят же: что в юности — глупости, то и в старости — дурости».

Однажды его разбудил соловей. Он вспомнил, как весной 1942 года, вот так же, на рассвете, лежал на дне окопа и, ожидая боя, слушал распевшегося вдруг соловья. Это про него через двадцать лет в поэме «Черные воды» он написал:

Проснулся я. Очнулся мир

В лучах рассвета

О, как ликует соловей

Здесь рядом где-то!

Поет самозабвенно он

На всю планету,

Как будто радостям его

Предела нету.

 

Быть поэтом – это значит тоже,

Если правды жизни не нарушить

Рубцевать себя по нежной коже,

Кровью чувств ласкать чужие души.

С. Есенин

Горькая судьба поэтов всех времён,

Тяжелее всех она казнит Россию.

В. Кюхельбекер

«Отговорила роща золотая»

Осеннее созвездие поэтов, родившихся в октябре под Знаком Зодиака Весы: Лермонтов, Есенин, Цветаева… Может быть, осень поставила свою печать неизбежности на их судьбе?

Осенний бал природы на дворе - рождаются поэты в октябре...

Рождаются поэты в октябре,
Когда сердца красой своей тревожит
Осенний бал природы на дворе.
Случайность? Очень может быть. Но все же...

И может быть на их судьбу смелей
К
ладет свою печать печали осень,
На всю их жизнь, от самых первых дней.
Стихи слагают не от счастья вовсе.
Есенин, Лермонтов и та - она,
Которая судьбой со мною схожа, -
Цветаева Марина рождена
Октябрьскою холодной ночью тоже.

И век их странно краток на земле.
Как золото листвы ворует ветер,
Так рок уводит их в небытие,
Всех, до единого, на этом свете.

Мучительней поэта нет судьбы!
Им не с Парнаса музы шлют приветы.
Нет! С преисподней вещие послы
В
дар преподносят им свои сонеты.

На древней рязанской земле сказочные дни золотой осени прочно связаны с именем Сергея Есенина, оставившего яркий след в русской поэзии, очаровавшего своими стихами музыкантов, художников, писателей, переводчиков. Его произведения читают, перечитывают, знают наизусть люди разных профессий, представители множества национальностей, многообразных культурных традиций. Лирика Есенина пленяет раз и навсегда, остаются в памяти неповторимые образы. И душа уже не может жить без новой встречи с поэтом...

Август.

Со стуком глухим

яблоки падают где-то.

И снова, здравствуйте!

Грустно? А отчего?

Скажите, лето уходит…

Забота приходит.

Но остаются ж мечты….

Не верите мечтам? Ну  и напрасно!


В одно окно смотрели двое.
Один увидел дождь и грязь.
Другой - листвы зеленой вязь,
Весну и небо голубое.
В одно окно смотрели двое.. .
Осень - самое красивое время года. Все радует глаз. Особенно  цветы. Как они красивы в пасмурные дни! Желтые - как солнышки. Стараются приподнять нам настроение. А яркая листва берез, калина с контрастом темных гроздьев ягод и листвы, запах зрелых яблок и блестящие  после дождя нежные веточки хвои елочек....
Ну разве не прелесть, эта наступающая осень?


Есть в слове август… грусть прощанья,

В нем слышно - расставание с летом,

И легкий признак увядания,

В стихах воспетого поэтом.

Есть в слове август… привкус яблок,

Созрели и согнули ветки.

Дынь аромат, чей вкус так сладок,

И пенье птиц… не знавших клетки.

Есть в слове август… звезд падение,

Погаснувших как искры света.

И есть души… души томление,

Когда поймешь - прощалось лето. (Марина Гришина)


Солнце с белым туманом в обнимку. Не спеша над рекою встаёт... Да, а иногда Он, Август, то есть, и пошалить любит, как озорной мальчишка! Утренней тихой ранью возьмёт да и дохнёт в лицо совсем не летней уже прохладой и накроет, как мягким одеялом, белёсым туманом, похожим на молоко, всё-всё вокруг: и дома, и речку, и притихший лес. А то и вовсе разойдётся - расхулиганится – не на шутку: позовёт своего дружка – как сам, озорного такого же, – Ветра, а тот и рад! Как разгуляется, как сорвёт ещё совсем зелёные резные листочки с берёзок в  нашем саду колледжа, а иногда и подбросит  в окно с утра пораньше!

И тут уже улавливается его необычайно тонкий намёк на приближение рыжеволосой и яркой сестры-красавицы, Осени… А следом – светлая и лёгкая, почти невесомая, как паутинка, прозрачно-хрустальная грусть по быстро пролетевшему Лету!...


Улетает лето пестрым покрывалом

Август с хлебом, с медом,

И с яблочком алым.

Незаметно это,

Но.

Улетает лето

Пестрым покрывалом

Отцветают флоксы,

Ярок цинний праздник,

Гонит лист засохший

Ветерок - проказник.

Отцвела красиво

В сто бутонов мальва,

И уже осина

Красит лист печально.

Огоньками бархатцы

Весело горят,

Бодро гладиолусы

Выстроились в ряд.

.Весь пылает красками

Августовский сад,

Красивая картина…

Колледж  ждет ребят.


«На ранней заре, когда еще кричат петухи и дымятся избы, распахнешь, бывало, окно в прохладный сад, наполненный туманом, сквозь который блестит кое-где утреннее солнце, и побежишь умываться на озеро. Вода за ночь стала прозрачная, студеная и как будто тяжелая.
Она мгновенно прогоняет ночную лень, и, позавтракав горячей картошкой, печенной в жару, и черным хлебом, с наслаждением отправляешься на прогулку.
В поредевшем саду далеко видна дорога к большому шалашу, усыпанная соломой, и самый шалаш. Всюду сильно пахнет яблоками, а тут особенно. Около шалаша вырыта земляная печка. В полдень на ней варится великолепный кулеш, вечером греется самовар, и тогда по саду стелется голубоватый дымок.
Когда вечером возвращаешься мимо сада домой, из него тянет душистым дымом вишнёвых сучьев. Вырисовывается тогда во мраке сказочная картина: пылает около шалаша багровое пламя, вокруг него двигаются чьи-то чёрные, точно вырезанные из дерева силуэты. Как хорошо всё-таки жить на свете!» (И.А.Бунин)


Всем вам, дорогие мои читатели, прелести осенней!

С пожеланием Любовь Леонидовна.

 

«ЧУДЕСА НУЖНО ДЕЛАТЬ СВОИМИ РУКАМИ…»

ОН ПРИШЕЛ НА ВРЕМЯ, НЕНАДОЛГО,

ОН ПРИШЕЛ, ЧТОБ НАС ПРЕДУПРЕДИТЬ,

РАЗОБЬЕТСЯ СЕРДЦЕ НА ОСКОЛКИ,

ЕСЛИ МЫ РАЗУЧИМСЯ ЛЮБИТЬ.

Е. ОГОНЬКОВА

 

Посмотрите на этот парусник. Вспомнили?  Это  « Алые паруса»  А.Грина. Моя любимая поэтическая феерия.

«Туман еще не рассеялся; в нем гасли очертания огромного корабля, медленно повертывающегося к устью реки. Его свернутые паруса ожили, свисая фестонами, расправляясь и покрывая мачты бессильными щитами огромных складок… Но вот воздушный напор усилился, рассеял туман и вылился по реям в легкие алые формы, полные роз. Розовые тени скользили по белизне мачт и снастей, все было белым, кроме раскинутых, плавно двинутых парусов цвета глубокой радости».

Правда, красивые строки? Сквозь них словно проглядывает синее морское пространство, словно мы выглянули в окно, выходящее на море. Окно открывается: свежесть морского ветра, и соленые брызги, и шум прибоя врываются в комнату. То же случается, когда мы открываем  книгу Александра Степановича Грина.

Если вам хоть раз мечталось о море, вы, наверняка, разделите мечты этого писателя и полюбите его мир, полный романтики, мир, в котором прекрасное несбыточное возможно.

«Когда дни начинают пылиться и краски блекнуть, я беру Грина. Я раскрываю его на любой странице. Так весной протирают окна в доме. Все становится светлым, ярким, все снова таинственно волнует, как в детстве», - писал Д. Гранин.

Александр Грин создал свой необыкновенный мир, по которому в глубине души тоскует каждый из нас. В этом мире живет маленькая девочка Ассоль, доверчивая и ожидающая прекрасного. Это мир маленького Грэя, мальчика-чудотворца, залечивающего Христу окровавленные раны (пусть только на картине и с помощью краски), который превращается в смелого капитана со странной летящей душой. Это мир, где встречается «волшебник» Эгль, обещающий счастье.

Недавно я услышала  фразу: « Грин мне не интересен. Не могу дочитать до конца»

Чарующие грёзы Грина

Понять не сможет чёрствая душа,

Его не тронула тяжелой жизни тина:

Сквозь мрак и грязь пронёс он

Нежность чувств и восприятие малыша.

 

Ему так близки были тонких чувств порывы,

Оттенки алых парусов добра,

За ощущение щемящее

Искристой радости, тепла и мира

Наградой служит детская,

Упавшая над книгою слеза.

 

Когда мне тяжело,

Когда сомнения тревожат душу,

Когда весь белый свет не мил,

И горесть тяжела,

Мне хочется испить

Живительных бесценных строчек Грина

Из бесконечно чистого с живой водою

Родника добра.

Я б Грином проверял людей

На степень доброты и пониманья.

Как лакмусом Ph любой среды!

Чьи это строчки, к сожалению, не помню. Но каждый раз перелистывая «Алые паруса» или «Бегущая по волнам»,  они  всплывают в памяти.